Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

"Сортировка" вместо отбора в контексте урбанизации вида



СТЭ лучше расшифровать как "стандартная теория эволюции": до настоящего синтеза там далеко, и сейчас разные авторы пробуют дополнить еë аспектами, упущенными — или совсем неизвестными — при создании СТЭ, но важными для эволюционирования в природе, чтобы действительно двигаться к "новому синтезу". Слишком уж много их в «стандартной теории» игнорируется ради нескольких ключевых абстракций, безусловно работающих, но дьявол в деталях, при учëте которых их придëтся менять — может, и не намного, но в значимых элементах.

Так, стержневой момент СТЭ, еë можно сказать, удерживающий камень — представление, что "никто и ничто не "подсказывает" организации, в какую сторону изменяться", по блестящему замечанию Б.Б.Жукова. Она реализует все возможности, а дальше вступает в действие отбор, оптимизирующий её для каждого следующего «шага» развития, причём безотносительно к любой более дальней перспективе, он «близорук», как пишут А.В.Марков и Е.Б.Наймарк в «Эволюции. Классические идеи в свете новых открытий» (2013). Селективные давления, фиксируемые в природе, неизменно реакция на «здесь и сейчас» без каких-либо попыток — и даже возможностей — прогноза более долгосрочных последствий и приспособления именно к ним.

Что выглядит достаточно странно, ибо здесь СТЭ противоречит сама себе: особи, составляющие популяцию, находясь под отбором, выбирают модель поведения (и модулируют внутреннее состояние, скажем, физиологическое) так, чтобы максимизировать итоговую приспособленность, для чего «оценивают» среду обитания и друг друга, скажем, по соответствующим сигналам — и здесь-то они, безусловно способны и на долгосрочный прогноз, и на опережающее отражение, хотя бы отчасти или частично. То и другое должно стать массовым, когда (или если) под отбором оказывается вся популяция? Однако же — см. написанное выше: отбор не «даёт» индивидам, успешным в борьбе за существование, сколько-нибудь долговременных выигрышей, лишь краткосрочный, и (что то же самое) не меняет их организации, исходя из «прогноза последствий» средовых изменений, только из «современных проблем» жизни в изменённых условиях.

Следовательно, везде, где мы ни обнаружим (в стремлении продолжать и улучшить синтез, родивший СТЭ!)

1) «подсказки» экологической или социальной среды, в какую сторону особям разного качества (или с разными признаками, связанными с приспособленностью) «лучше меняться», или

2) изменения организации «в сторону» сколько-нибудь долгосрочного выигрыша (т.е. исходящие из более или менее долговременных «прогнозов» ею средовых изменений и вызванных ими проблем размножения и выживания, а не только текущих), мы будем вынуждены говорить о номогенезе — направлении эволюции неселективными факторами, происходящими из разных источников: внешней среды, сложившейся организации особей или популяционной структуры, организующей их перемещения и взаимодействия «внутри» эволюционирующей популяции.

Замечу, что эти «подсказки», направляя изменения, меняя их скорость, интенсивность элиминации и другие параметры, отнюдь не отменяют отбора — он остаётся «топливом» происходящего движения по эволюционной траектории, но вот «руль» переходит в другие руки, да и «мотор» отчасти меняется. Причём это мы обнаруживаем, отнюдь не отрицая СТЭ а, напротив, делая второй шаг в синтезе, пытаясь детальней исследовать формирование локальных адаптаций, межпопуляционную дифференциацию и другие «штатные» для неё темы. Мы вынуждены его сделать, когда представления «первого шага» - нивелирующий эффект переселений особей между группировками и его случайный характер (в смысле независимый от их признаков, связанных с приспособленностью, и от средовых различий в месте оседания vs в месте исхода) — оказываются опровергнуты. С ростом тщательности исследования разных видов это оказывается всё чаще, почему их приходится рассматривать как нулевую гипотезу, опровержение которой требует от нас в качестве общего объяснения конкретных ситуаций развивать уже номогенетические представления, поскольку таких ситуаций оказывается всё больше и больше. В статье дан обзор соответствующих исследований


http://www.socialcompas.com/2021/06/14/sortirovka-vmesto-otbora-v-kontekste-urbanizatsii-vida/

Кто далеко летает, живёт рискованней



На примере двух орнитологических работ - Flade et al., 2013 и Barlein, 2016 показывается, что дальние мигранты из Европы в Африку более уязвимы, чем оседлые виды или зимующие в Европе, и разбирается почему. Это присуще дальним мигрантам везде - в Северной Америке, в Восточной Сибири и т.д.

http://www.socialcompas.com/2021/03/06/kto-daleko-letaet-zhivyot-riskovannej/

"В тисках у холоднокровных"



Рассказывается, как глобальное потепление вызвало гибель миллионов кайр (основной вид птичьих базаров в Арктике, ключевое звено пищевой цепи в океане). Основных угроз три: 1) глобальное потепление - учащающиеся "волны тепла" сокращают обилие мелкой рыбы, которой они кормятся, замещают лучшие виды корма более мелкими и менее ценными, отчего птицы расходуют больше энергии на отлов, питание делается неэффективным. И в целом более тёплое море менее продуктивно, там меньше плантона, нет планктона - нет рыбы и пр. Губят птиц и 2) токсины одноклеточных водорослей, образующиеся при "цветении" воды - а оно вследствие потепления, сопряжённого с ростом загрязнения Океана биогенами происходит всё чаще; 3) дрифтерный промысел - множество морских птиц гибнет в сетях в качестве т.н. прилова, и это критично для существования популяций даже самых многочисленных видов.

http://www.socialcompas.com/2021/01/29/v-tiskah-u-holodnokrovnyh/

Урбосреда как развивающая: сравнение с одомашниванием



Обсуждается непригодность модели доместикации Д.К.Беляева для понимания изменений, происходящих в экологическом и эволюционном масштабах времени при освоении городов "дикими" видами птиц и млекопитающих. Доместикация и урбанизация часто отождествляются, т.к. оба считаются "приспособлением к человеку и созданной им искусственной среде обитания", т.е. развитие синантропности. Проведённый анализ показывает ошибочность этого отождествления. При урбанизации «диких» видов мозг увеличивается, как и в других вариантах экстремальной среды обитания. Когнитивный прогресс достигается каждой «городской» особью самостоятельно, за счёт развивающего воздействия урбосреды, в оценивании и прогнозе динамики урбосреды по сигналам. Поэтому он предваряется подъёмом смелостью, лучшей дифференциацией стимулов, отделением значимых (они отреагируются) от всех остальных, к которым растёт резистентность. Напротив, при одомашнивании мозг уменьшается, когнитивный прогресс в новой среде обитания достигнут за счёт «кооперативности мышления», социальных «подсказок» людей и сородичей. Демонстрируется сомнительность гипотезы «самоодомашнивания» бонобо, развитой в рамках этого же отождествления, и частичная применимость её к человеку. Главный фактор, к которому приспосабливаются при урбанизации (в меньшей выраженности - в заселении других антропогенно изменённых ландшафтов) - средовой стресс, связанный с общей нестабильностью и изменчивостью урбосреды, в т.ч. кружева местообитаний вида в городе, особенно, когда это "осколки" природных ландшафтов, захваченные при территориальном росте городов и более-менее изменённые за время существования внутри городских ареалов.
http://www.socialcompas.com/2020/12/06/urbosreda-kak-razvivayushhaya-sravnenie-s-odomashnivaniem/

Поведенческие изменения у городских птиц: нет общего с одомашниванием



Ещё одна «работа над ошибками»: почему урбанизацию "диких" видов птиц и млекопитающих нельзя интерпретировать по лекалам доместикации домашних (увы, я сперва данному подходу доверял). Обсуждаются системные различия поведенческих изменений при урбанизации «диких» видов птиц и млекопитающих, с одной стороны, и доместикации, с другой. Показана, что распространённое сегодня использование второй как модели и лекала в анализе первой - ошибка, основанная на ложной аналогии. Анализ агрессивности, оборонительного исследовательского поведения, отношения к новизне у «городских» птиц показывает, что сравнинительно с особями исходных популяций они не делаются ни «добрей», ни «доверчивей» (как это случилось с домашними животными).

Даже наоборот: агрессивность «городских» птиц возрастает, вместе со смелостью и лучшим отреагированием потенциальной опасности, более точной дифференциацией её от «просто беспокойства» (к нему «городские» особи делаются всё индифферентней). Крайне популярный сейчас показатель дистанции взлета отражает не первое, а второе, почему его уменьшение (в среднем) в городах — признак большей устойчивости популяционной системы к средовому стрессу «вообще», а не рост доверчивости особей к конкретным проблемам или опасностям. По мере урбанизации вида повторяемость поведения птиц падает, агрессия, смелость, бегство от потенциальной опасности или, напротив, принятие риска с исследованием новых мест и объектов из индивидуальной характеристики делаются ситуативными, поведение в целом — всё более гибким и контекстуальным, с лучшим распознаванием специфики ситуации, выбором способа действия, более точным «дозированием» реакций по цели (в чём состоит развивающая роль урбосреды).

Урбанизация разрушает т. н. поведенческий синдром (англ. behavioural syndrome): существующие в исходных популяциях коррелятивные связи между разными поведенческими характеристиками, прежде всего, исследованием,смелостью, агрессией и принятием риска. Запуски связанных с ними форм поведения у «городских» птиц взаимно независимы, в противоположность «сельским» или «лесным» особям, что максимизирует точность выбора поведения в проблемной ситуации и его переключения на другое сообразно обстановке.

Средневековая фраза «городской воздух делает свободным» распространяется на организацию поведения «городских» птиц и млекопитающих, тем сильней, чем больше времени прошло от начала урбанизации вида. Реже урбанизация вида перестраивает поведенческий синдром в качественно иной. Напротив, доместикация создаёт свой синдром поведенческих и морфологических признаков, отсутствующий в природных популяциях. Показано, что образование городской популяции, становление её устойчивости на территории города идут при такой же осторожности к человеку и технике, вообще «городскому метаболизму», что и в исходных. Она понижается только по завершении урбанизации, когда вид растёт численно на территории города, иногда с запозданием на десятки лет.

http://www.socialcompas.com/2020/11/03/povedencheskie-izmeneniya-v-gorodskih-populyatsiyah-ptits-net-obshhego-s-odomashnivaniem/

Птицы против летучих мышей



Сегодня ученые считают более правдоподобным альтернативное объяснение, согласно которому летучие мыши ведут ночной образ жизни, чтобы не стать добычей птиц. С этой проблемой рукокрылые могли столкнуться уже на первых этапах эволюции, в раннем эоцене. Тогда многие группы насекомоядных птиц, включая стрижей и ласточек, еще не появились, так что конкуренция с ними не могла помешать рукокрылым занять нишу дневных охотников на летающих насекомых. Однако сделать это им не дали появившиеся к тому времени хищные и всеядные птицы. По какой-то причине исходившая от них угроза оказалась столь велика, что ранним рукокрылым пришлось стать ночными.

http://www.socialcompas.com/2020/08/27/ptitsy-protiv-letuchih-myshej/

Острова в море возможностей:что определяет темпы и направления эволюции каротиноидной окраски у птиц



Бόльшая часть пигментации оперения птиц производится каротиноидами – органическими пигментами, которые птицы сами синтезировать не могут, а потребляют с едой. Соответственно, механизмы, модулирующие зависимость от внешних каротиноидов, играют ключевую роль в эволюции окраски птиц. Несмотря на миллионы лет эволюции, диверсификация синтеза каротиноидов у современных птиц, в основном, отражает структуру глобальной сети каротиноидного синтеза, возникшего задолго до появления класса Птиц. Эта структура показывает, что разнообразие окраски напрямую зависит от избыточного разнообразия исходных пищевых каротиноидов, а также позволяет нам предсказывать частоту конвергенций в окраске оперения и прогнозировать потенциал диверсификации каротиноидной окраски у разных таксономических и экологических групп птиц.

В свою очередь, наблюдаемые отклонения от этих структурных ожиданий дают отправную точку для изучения механизмов, влияющих на эволюцию каротиноидной окраски оперения у птиц.

http://www.socialcompas.com/2020/07/16/ostrova-v-more-vozmozhnostej-chto-opredelyaet-tempy-i-napravleniya-evolyutsii-karotinoidnoj-okraski-u-ptits/

Стресс в раннем онтогенезе как адаптивное явление



В биомедицинской науке последствия стресса в раннем онтогенезе в большинстве случаев рассматриваются как негативные для организма, вызывающие нарушения развития репродуктивных функций, иммунной, нейроэндокринной систем, мозга и поведения. С ранними стрессами связывают нарушения когнитивных способностей и устойчивые расстройства психики в зрелом возрасте. На этом фоне набирают силу исследования, обсуждающие последствия ранних стрессов с позиции их возможной адаптивности, т.е. лучшей приспособленности животных, испытавших стресс на ранних этапах жизни, или их потомков. В обзоре научной литературы на эту тему приведены примеры исследований на рыбах, пресмыкающихся, птицах и млекопитающих. Это в основном экспериментальные исследования, некоторые из которых выполнены в природе на диких животных.

http://www.socialcompas.com/2020/05/04/stress-v-rannem-ontogeneze-kak-adaptivnoe-yavlenie/

Зачем большим пёстрым дятлам всю зиму охранять территории?


По завершению послегнездовых перемещений, в августе-сентябре, большие пёстрые дятлы занимают территории в плотных поселениях, и дальше охраняют их всё осень и зиму - крайне активно и жёстко. Именно в плотные поселения они стремятся в первую очередь, хотя там и занять, и удержать территорию гораздо труднее, и лишь потеряв её из-за неуспешной охраны, они "скатываются" в более разреженные поселения, т.е. плотные выступают "регуляторами-распределителями" населения вида между поселениями разной плотности и устойчивости так, что в них концентрируются "лучшие" особи в плане территориальной агрессии. Обсуждается адаптивный смысл затрат владельцев на разные формы территориального поведения в течение всей осени и зимы, поскольку они а) довольно значительны и б) не "сокращаются" даже в периоды сильных морозов,. Показывается, что здесь неприложимы объяснения, связанные с немедленным выигрышем, т.е. монополизацией запасов семян, которыми птицы кормятся, или же "содержащего" их пространства. Все территории владельцев в плотных поселениях содержат заведомый избыток корма, при невозможности его обеспечить, из-за неурожая или равным образом из-за поражений в конфликтах, сокращающих охраняемое пространство, группировки просто не возникают (а территории оставляются птицами ещё до истощения шишки). Проверена и подтвердилась гипотеза, что долговременная и жёсткая охрана территорий в плотных поселениях D.major преследует долговременный выигрыш в виде сильного сокращения период поиска партнёра и более ранних сроков образования пар весной, после нескольких месяцев постоянных попыток владельцев переделить в свою пользу охраняемое пространство группировки.

Последнее ведёт к социальной дифференциации - статусов, моделей поведения и внутренней структуры территорий владельцев, описанной в работе. И именно в плотных поселениях максимально сокращены начальные этапы образования пар, у больших пёстрых дятлов наиболее длительные и затруднённые из-за высокого риска срыва начавшегося ухаживания территориальной агрессией, т.к. сосед противоположного пола при подобных сближения воспринимается также как потенциальный захватчик.

Показано уменьшение этого риска благодаря социальной дифференциации, происходящей именно в плотных поселениях на протяжении всей осени и зимы. Весной, в феврале-марте, сближение и попытки ухаживания птиц близких статусов вызывает гораздо меньше агрессии и позволяет гораздо быстрее образовать пару, чем в разреженных, где весеннее возбуждение началось в те же сроки. Иными словами, "выигрыш" от территориальной активности в течение осени и зимы реализуется только весной.


http://www.socialcompas.com/2020/04/26/zachem-bolshim-pyostrym-dyatlam-vsyu-zimu-ohranyat-territorii-2/

Манипуляционно-исследовательская активность у морских птиц: поведенческая реакция на предъявленные н



В продолжение темы, как усложнение социальной организации стимулирует прогресс "умственных способностей" у связанных ею особей. На колониальных чистиковых С.П.Харитоновым было показано, что у более социальных видов и исследовательская/манипуляционная активность сложней, птицы проявляют к ней больше интереса. Вовлекаясь в манипуляцию необычными, яркими предметами, птицы начинают исследовать окружающий мир "вообще". См. тупик Fratercula arctica, когда нужно почесаться, целенаправленно берёт острый предмет и чешет грудь. Такое наблюдали и раньше, но на камеру сняли только недавно.

http://www.socialcompas.com/2020/04/05/manipulyatsionno-issledovatelskaya-aktivnost-u-morskih-ptits-povedencheskaya-reaktsiya-na-predyavlennye-na-kolonii-iskusstvennye-obekty/