September 1st, 2021

Социальная история буржуазной семьи


Райнхард Зидер рассказывает про рождение
- концепта частной жизни,
- идеи «естественных склонностей» мужчин и женщин, эмоционализации (а затем сексуализация отношений между супругами, ранее представлявшей собой чистый социальный контракт (как говорил какой-то из цезарей: понятно, что свои страсти я удовлетворяю с другими, ведь «жена» означает почёт, а не удовольствие), родившей в следующем веке культ любви и брака по любви,
- идеи педагогизации частного пространства, семейного уголка, и соответственно, «вредного влияния улицы», с неполноценностью рабочих детей, «растущих на улице» и лишённых, в отличие от детей буржуазии, «воспитывающего влияния семьи».
Все эти идеи не от века даны, а исторически молоды, не старшее развития капитализма на континенте. Они прослеживаются с конца 18 века, когда - сперва только у буржуазии - дом и рабочее место впервые в истории оказываются разделены: муж

http://www.socialcompas.com/2021/07/26/sotsialnaya-istoriya-burzhuaznoj-semi/

Про негативную связь интеллекта с религиозностью



Верующие ничуть не глупее в той части, в какой ум связан с «биологией», производящей ему «запчасти и комплектующие», просто меньше готовы «продвигаться вперёд» в познании нового и решении интеллектуальных задач, боясь посягнуть на святое. А ум наш не прирождён, но развивается в ходе этих попыток, откуда и весь этот ворох связанных между собой результатов.

http://www.socialcompas.com/2021/08/12/pro-negativnuyu-svyaz-intellekta-s-religioznostyu/

"Биолог-диалектик": памяти Ричарда Левонтина

Прошлым месяцем умер классик эволюционной биологии Ричард Чарльз Левонтин: 92 года, но работал до последнего дня. Классик эволюционной биологии, популяционный генетик, марксист, мощный критик биологического детерминизма, во всех этих качествах интересен даже там, где неправ. Ещё есть замечательная диссертация Ивана Кузина о его (вместе со Стивеном Джеем Гулдом) противостоянии социобиологам и прочим панадаптационистам.
Collapse )

Мини-рецензия на книгу Менно Схилтхёйзена «Дарвин в городе. Как эволюция продолжается в городских дж



Насколько книга хорошая в научном плане, настолько же вредная и опасная в социальном (что вызывает один чисто научный изъян, о котором ниже: но только один, в иных книгах бывает и больше). Теперь про опасность: там нет ни слова, что природные территории, захваченные при разрастании городов, могут и должны сохраняться, "не перевариваясь", что в этом случае их могут колонизировать все местные виды птиц и другой биоты, хотя это не менее интересная и более чем изученная микроэволюция , а эта колонизация увеличивает их устойчивость к перевариванию и эффективность работы на наше здоровье.
А ведь поскольку примерно в 3/4 крупнейших городов рост общей площади опережает рост озеленëнной, и сильно, то единственная надежда горожан, желающих сохранить телесное и психическое здоровье - на сохранность природных территорий города.

Для автора это фигура умолчания, он даже не сообщает, что чёрный дрозд, юнко и другие "лесные" виды начинают освоение городов именно с "островов" природных территорий, и только потом, далеко не все, осваивают и районы застройки.
Он же показывает городскую фауну как живущую именно и только там, а уничтожение природных ландшафтов при расползании городов как естественный и даже необходимый процесс, с изображением городской фауны как и именно и только синантропной (часто экзотической, завезённой издалека). И умалчивает об освоивших города видах региональной авифауны, об "осколках" местных биогеоценозов, вкрапленных в урболандшафт. Это - большой минус книги, и вот почему: а) именно им посвящена львиная доля исследований городов как "арен" микроэволюционных изменений у разных видов позвоночных, их эволюция б) куда интересней таковой сугубых синантропов, ибо в) при освоении одним видов разных городов идёт совершенно иначе, нежели описано автором: никакого Turdus urbanicus или Parus urbanicus не получаются, ДНК-филогения показывает, что давно возникшие (и сильно специализированные, прошедшие жёсткий отбор и т.д.) городские популяции разных видов птиц, млекопитающих, ящериц и т.д. ближе каждая к исходной популяции в "своём" ближнем пригороде, а не друг к другу. Т.е. микроэволюция в городских популяциях - это приспособление в чистом виде, без формообразования, города могут стать местом спасения "диких" форм, оказавшихся уязвимыми в теснимых глобальным капитализмом природных ландшафтов, но вот новых видов или подвидов от "городской эволюции" ждать не приходится.


http://www.socialcompas.com/2021/08/11/mini-retsenziya-na-knigu-menno-shilthyojzena-darvin-v-gorode-kak-evolyutsiya-prodolzhaetsya-v-gorodskih-dzhunglyah/

Снижение религиозности в современном мире



Одна из немногих позитивных тенденций нашей реакционной эпохи, поскольку освобождение от религии оказывается предпосылкой и социального освобождения. Опыт ХХ век показал, что наоборот не получится: сохранение и культивировании религии обязательно останавливает прогресс и ведёт к откату назад. Что соответствует общему правилу: большая религиозность везде образует положительную обратную связь с "социальными язвами". Освобождая от веры, современный капитализм (где наука давно превратилась в непосредственную производительную силу) делает важную духовную работу для будущего. Достаточно вспомнить быстрый социальный прогресс Квебека, Ирландии, других регионов, переставших быть заповедником веры. С другой стороны, религия не держится "своими силами": как только её перестаёт навязывать государство (особенно отделяя школу от церкви), как сразу религиозность слабеет и исчезает, хотя детность более религиозной части каждой нации значительно выше, и этим детям религиозное воспитание гарантировано. Это одно из независимых подтверждений, что бога нет.

http://www.socialcompas.com/2021/08/07/snizhenie-religioznosti-v-sovremennom-mire/