October 1st, 2018

Скандал в Путумайо, вчера и сегодня



На примере истории массовых убийств, пыток и рабства индейцев витото, организованных в 1909-1911 гг. в Путумайо не государством, а служащими частной компании, и нынешним положением этой территории, где частная инициатива проявляется сходным образом, показывается, что капитализм никогда не основывался на свободном труде. В т.ч. потому, что людей докапиталистических обществ (включая плебс самих европейских стран, где родился капитализм) к рынку приходится принуждать через механизм долга, подкрепляемым экстремальным насилием, поскольку иначе их не заставишь брать займ, а потом по ним расплачиваться. Тот же долг в своём обществе толкнул всех этих гг. служащих так зарабатывать деньги, побудив к преступлениям против человечности; этот механизм в странах зависимого развития работает и сегодня.

http://www.socialcompas.com/2018/09/25/skandal-v-putumajo-vchera-i-segodnya/

Смелость города берёт



На больших синицах и других видах показана связь урбанизации с ростом агрессии и смелости, при значительном "размывании" индивидуальности животного. На примере поведения вОронов в стаях в контексте добывания корма, иерархии и образования пар обсуждаются функции смелости при столкновении с неопределённостью и непредсказуемостью обстоятельств.

http://www.socialcompas.com/2018/09/28/smelost-goroda-beryot/

Добить воскресшего Лазаря!



Читаю про т. н. лазаревы таксоны (описанные сперва в ископаемом состоянии и лишь потом найденные вживе, обычно редкие или под угрозой уничтожения, в честь воскресшего Лазаря из евангельских мифов), и всплывают социальные аспекты природоохраны…

http://www.socialcompas.com/2018/09/29/dobit-voskresshego-lazarya/

История в зеркале паранауки. Ч.2



В продолжение темы роста лженауки как следствия ослабления «советскости» приведены главы 4-5 книги с критикой этноцентристской историографии Северного Кавказа. Начало (главы 1-3) были ранее, продолжение следует.

Описаны этноцентрические и псевдоисторические мифы, бытующие в ряде северокавказских регионов: о «великих предках» (которые круче, чем у соседей), о «нашей автохтонности» (на территориях, оспариваемых у соседей и пр.), показана их лженаучность и социальная опасность, поскольку межнациональная и, шире, межгрупповая вражда и так по умолчанию стимулируется капитализмом, а данная мифология даёт ей как бы научное обоснование, в которое легко и приятно поверить. Увы, многие из этих мифов появились и были опубликованы (не были отсеяны обычным для науки рецензированием публикаций) ещё в СССР 1940-1960-х гг., хотя массовая продукция и массовое влияние начались уже после «катастройки», когда нормальных советских технарей, лингвистов, историков и других специалистов массово толкнуло в сочинение этноцентрических мифов.

Это стало следствием репликации в республиках общесоюзной патриотической кампании для обоснования «русского приоритета», создавшей такого рода фактоиды. в виде книг А.К.Югова, «воздухоплавателя Крякутного» и т.д. фактоидов. Провозгласив русский народ «старшим братом», на которого прочие смотрят снизу вверх, её авторы не предвидели повторения этой схемы в республиках, союзных и автономных. Там «старшим братом» становился дающий им имя народ, это влекло за собой определенные издержки в т.ч. для местных русских. Об этом подробно описано в воспоминаниях Карена Брутенца о ситуации в Азербайджане. То же с понятной радостью изображал антисоветчик Липкин в «Декаде». И, как в Союзе, на «узкой площадке» местных газет и издательств возникал местный извод «патриотической мифологии» (авторы подробно рассказывают — какой, где и когда). Развитие шло, таким образом, «от Югова к Яралиеву» и другим героям книги Гаджиева, Кузнецова и Чеченова.

http://www.socialcompas.com/2018/09/29/istoriya-v-zerkale-paranauki-ch-2/