January 24th, 2018

От велопротеста - к велопопулизму



История о том, как капитализм "присвоил" и обратил себе на пользу движение за "право на город", протест против автозависимости и за велосипедизацию. Последняя превращается в ещё одну инфраструктуру, такую же как элитное жильё, трассы и "хорды", которую строят, не считаясь с людьми

http://www.socialcompas.com/2018/01/16/ot-veloprotesta-k-velopopulizmu/

О чувствах национальных и/или патриотических



Я философски замечу, что первая позиция Сноудена-старшего - это в некотором роде платоновский идеал для патриотизма. Я хотел бы, чтоб существовала страна (реальная, из плоти и крови, не идея, которую она взялась выражать и реализовывать в нашей грешной истории), которой я мог бы доверять с такой безграничностью. Увы, даже самые близкие мне (поскольку реализовывали коммунистическую идею "во плоти", не в абстракции) СССР, ГДР или Куба не дотягивают до этого уровня. Хорошо видны неувязки и огрехи общественного устройства, которые, собственно, и приводили к гибели или обману доверившихся с такой безграничностью (что мы знаем по опыту 30-х и 80-х гг.).
Тем более при капитализме личности не стоит до такой степени сливаться даже с самым близким ему государством (так же, как с нацией, к которой он испытывает самые сильные чувства). В нашем несовершенном мире к таким сильным и позитивным чувствам, как патриотические и национальные, стоит относиться трезво и подозрительно, остужать их и "включать голову".
http://www.socialcompas.com/2018/01/16/o-chuvstvah-natsionalnyh-i-ili-patrioticheskih/

Подъём религиозной правой в США 1970-х-80-х гг.



Самый интересный момент остался незамеченным автором; а он важен для нас, атеистов. Часть церквей — с либеральными, а отчасти и прогрессивными взглядами — делала очень много для людей и страны, в плане борьбы с бедностью, движения к равноправию женщин и негров, борьбы с войной и последующей гонкой вооружений и пр. Причём в эту борьбу за общее благо теологи, преподаватели семинарий и т. д. «профессионалы» в служении Господу были вовлечены сильней просто верующих. И именно у этих хороших людей вера в бога, частота посещения церкви и т. д. признаки религиозности не просто слабей, чем у реакционных и консервативных церквей, выступающих тормозом всего вышеперечисленного — она тем слабей, чем активней они вовлекаются в общественную борьбу и успешней она идёт, сильней вызванные ей общественные подвижки (что подрывает эти церкви изнутри, как показано Фурманом). Надо думать, эти хорошие люди остаются в церквях лишь потому, что быть атеистом в США тяжело и опасно, плюс общий авторитет служителей культа делает их голос весомей. И наоборот: чем реакционней взгляды, чем больше политика данной церкви или проповедника вредит людям, когда он отстаивает расходу на вооружение, расовую сегрегацию среди верующих и в теологических колледжах, неравноправие женщин, запрет абортов и пр., тем сильнее и искренней вера. Причём в этом случае у «профессионалов» она выше, чем у мирян, а не ниже, как в первых церквах.Collapse )

"Екатерининское" мифотворчество



Репутация Екатерины как сексуально «распущенной» женщины возникла практически сразу с начала ее правления, утверждает Джон Александер. Англичане были очень взволнованы переворотом и смертью Петра Третьего, который как они, конечно, знали был убит, а никак не умер от геморроидальных колик. В этой истории англичане (а в особенности не унимался писатель Уолпол) порицали императрицу не только за захват власти, но также клеймили Екатерину как мужеубийцу. Убийство мужа считалось преступление неслыханной дерзости, и признавалось противоестественным, так как нарушало патриархальный порядок. Также для образованного высшего общества 18 века, ориентировавшегося на классические сюжеты, мужеубийство прежде всего было связано с именем Семирамиды.

http://www.socialcompas.com/2018/01/20/19564/

Характер взаимоотношений русских колонизаторов и аборигенов Аляски



Вопреки "патриотическим" мифам советской эпохи, автор показывает, что колонизация Аляски была не "гуманнее" однотипных действий других колониальных держав. Сперва - частная инициатива в погоне за "мягкой рухлядью", и следующие из неё рабство, жестокости и массовые убийства. Потом вмешивается правительство и упорядочивает грабёж, сближая его с более-менее разумной эксплуатацией, в первую очередь чтобы аборигены не вымерли вовсе вследствие усилий первого этапа

История из американской жизни



А вы говорите, Чайка, прокуратура. Это любители. А тут профессионалы. Люди делают деньги из воздуха. Особенность фирмы-посредника в том, что она НЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕТ СТРАХОВКУ. Ее единственная функция - вынудить scholar'ов купить план от другой фирмы, с которой, видимо, есть некий контракт. Посчитаем количество звеньев этой медицинской цепи: 1) университетская бюрократия (морально готовит scholar'а к общению с фирмой-посредником), 2) фирма-посредник (в жесткой форме заставляет купить дорогую страховку), 3) собственно, страховая фирма (которая тоже, вообще говоря, посредник). При этом правила меняются на лету, каждый раз - с уверениями, что "по-другому (было) нельзя". Вот такая история из американской жизни [и довольно типичная. Прим.публикатора].
http://www.socialcompas.com/2018/01/10/istoriya-iz-amerikanskoj-zhizni/

Восприятие событий Отечественной войны 1812 г. российским простонародьем



"Обработав большой массив материалов, мы пришли к выводу, что поведение жителей центральной России в течение 1812 г. можно разделить на четыре основных типа: 1) паника; 2) совершенное спокойствие и высокомерные шапкозакидательские настроения; 3) стремление сбросить с себя крепостное иго, надежда на помощь Бонапарта; 4) абсолютное неведение или безразличие".
Материалы статьи хорошо показывают, почему патриотизм - самая опасная из добродетелей. Не различая страну и правительство, он часто работает в интересах господ и против простонародья, что выяснилось немедленно после победы. Поэтому патриотизм, как всякая любовь, должен быть трезвым и с открытыми глазами - любовь к отечеству требует уметь оценить правительство с точки зрения прогрессивности, интересов людей и страны, и если нет, сбросить его, заменив лучшим и нужным людям (из чего исходят все революции). Поэтому господствующие классы всяко стараются эту опасную трезвость убить, одурманив людей страхом и предрассудками - от "ужасов якобинства" с Антихристом до "ужасов большевизма" с "тоталитаризмом".
http://www.socialcompas.com/2018/01/16/share-vospriyatie-sobytij-otechestvennoj-vojny-1812-g-rossijskim-prostonarodem/

Взрослый "маугли": жизнь без слов



Затрудняюсь представить внутренний мир человека, который не знает ни одного языка и не подозревает, что языки существуют. Такой человек даже не догадывается, что можно называть предметы по именам и разговаривать с окружающими. Еще труднее вообразить, что он ощущает, когда идея языка впервые открывается перед ним. Очень впечатлила странная и драматичная история Ильдефонсо, глухого американца мексиканского происхождения. Её рассказывает Сьюзан Шаллер (Susan Schaller) в своей книге "Man without Words", предисловие к которой написал Оливер Сакс.
Позже, когда Ильдефонсо научился языку, он использовал слова «темнота» и «свет» для описания двух периодов своей жизни. Потом он скажет, что стал мыслить иначе и не может вспомнить, как у него получалось думать до владения языком. Ему с трудом дается различение времен внутри одного предложения. Концепция времени, как мы её представляем, для него оказалась самым сложным вопросом.
http://www.socialcompas.com/2018/01/16/vzroslyj-maugli-zhizn-bez-slov/