?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Красная книга. Голливуд при Маккартизме: надзиратели, жертвы, попутчики
wolf_kitses wrote in social_compas


Забудьте слово «маккартизм». Напугав 9 февраля 1950 года дам из Республиканского женского клуба в Уилинге, Западная Вирджиния, засильем красных шпионов в Госдепартаменте, Джозеф Маккарти стал лицом и без него бушевавшей «красной истерии» (Red Scare) — тотальной зачистки всех, кто «левее стенки», — только по эстетическим причинам. Если бы Маккарти не было, это чудо природы, Джо из Висконсина, рубаху-парня, одержимого манией преследования, манией величия и белой горячкой одновременно, стоило выдумать, чтоб гарантировать регулярный гран-гиньоль на телеэкране.
Или — сказал бы конспиролог — чтобы репрессии ассоциировались только с ним. Маккарти стал антииконой XX века, благодаря чему забылись имена и лица тех, кто без истерик и гаерства лишил права на профессию многие тысячи, свободы — многие сотни, а жизни — десятки людей, кто отучал Америку от ее исконных идеалов и заражал ее страхом. Помнят лишь Ричарда Никсона, да и то потому, что, став президентом, он сохранил замашки 1950-х годов и составлял «черные списки» своих врагов — начиная с Пола Ньюмана, — хотя при всем желании не мог растоптать их, как растоптал бы в молодости.
А еще Маккарти был нужен, чтобы ввести безумие в норму. Над ним на первых порах смеялись даже сенаторы. Наутро он забывал, что говорил вечером: в Уилинге назвал 205 шпионов, назавтра в Солт-Лейк-Сити — 57, вернувшись в Вашингтон — 81. Но методику «убивай всех, Господь отличит своих» он не скомпрометировал, а обкатал. Через три года никто не смеялся, когда осведомитель ФБР Харви Матусов нашел среди ста сотрудников воскресной New York Times 126 коммунистов.
Маккарти причинил достаточно зла, чтобы обременять его чужими грехами. К погрому Голливуда он отношения не имел, возглавляя с начала 1953 года подкомиссию Сената, проверявшую лояльность федеральных служащих, да и ту — недолго. Сенатора низвергли не храбрые телевизионщики, как гласит легенда, а Пентагон. Окончательно победив чувство реальности, он вторгся на заповедную армейскую территорию и уже в апреле 1954 года стал дичью для военных юристов, а к Рождеству — отставником. 2 мая 1957 года изгоя добил цирроз печени.
Настоящие победители Голливуда — председатели HUAC, созданной 26 мая 1938 года, — а в 1946 году обретшей постоянный статус — для борьбы с «проникновением нацистов в порты Америки через объединения иммигрантов». Мартин Дайс (1938–1944) и Эдвард Харт (1945–1946) провели в Голливуде разведку боем. Джон Парнелл Томас (1947–1948) сломил его волю. Джон Стивенс Вуд (1948–1953) сделал террор «большим», а Гарольд Химмель Вельде (1953–1955) и Фрэнсис Уолтер (1955–1963) поддерживали его пламя. Сменив в 1968 году одиозное название на «Комиссию по правительственным операциям», машина, штамповавшая «черные списки», работала еще семь лет.
Впрочем, она вряд ли нанесла бы такой ущерб Голливуду, если бы в середине 1940-х годов не получила поддержку, точнее говоря, не стала орудием в руках Эдварда Гувера, «американского Мюллера». Если персонифицировать эпоху «красной истерии», логичнее окрестить ее «гуверизмом». Если же определять хронологические рамки «красной истерии» в Голливуде, то речь должна идти по меньшей мере о 1947–1962 годах.

http://www.socialcompas.com/2017/09/03/krasnaya-kniga-gollivud-pri-makkartizme-nadzirateli-zhertvy-poputchiki/